Александр "Russos" Попов (russos) wrote,
Александр "Russos" Попов
russos

Стройка №501 «Салехард» — «Надым» или Мертвая дорога


Небольшое, но необходимое отступление. Сейчас я нахожусь в больнице, где помимо основных неудобств — крайне медленный интернет. О вайфае и речи даже нет, а 3Г отсутствует, или приходится бегать по корпусу, чтобы его поймать. Поэтому мне трудно привести много ссылок по тематике 501-й стройки, но в интернете их более чем достаточно. Для общего ознакомления вам будет достаточно прочитать википедию, где любознательный читатель сможет самостоятельно найти интересный ему материал. Да и пользоваться гуглем и яндексом, в общем, не так уж и сложно.

Фотографии я обрабатываю сейчас на новом макбуке, где экран еще ни разу не калиброван. Поэтому на своих мониторах вы можете видеть (хотя я надеюсь, что это не так) немного другую картинку, чем вы привыкли видеть у меня раньше.

Так как на маке до сих пор нет семаджика, то написание поста для ЖЖ превращается в тихий ужас, особенно при расстановке тегов. Дело привычки, конечно, но все же удобство работы никто не отменял :)

В рамках одного поста совершенно невозможно рассказать обо всей этой трагической стройке, да я и не ставлю перед собой такой задачи. Эти фотографии были сделаны в марте прошлого года во время экспедиции «Город на Полярном круге». Я намеренно пропустил фотоотчет со станции тропосферной связи в Салехарде, так как там есть две панорамы, но сделать на маке их я не могу — внезапно обнаружил, что софт для их сборки я не установил.

Что ж, вернемся к экспедиции. После обеда 7-го дня, хорошенько попарившись в баньке, мы выдвинулись в сторону зимника, заехав по пути в небольшой музей. Вкратце это все рассказано тут. Соответственно, пока традиционно тупили, потеряли много времени, и на зимник уже выехали ближе к вечеру.

Сначала дорога спускается на лед Оби и идет пару километров по реке, потом раздваивается. Налево отходит зимник к Яр-Сале, а нам направо — в Надым. Тут меня (я был за рулем в этот момент) ждал первый сюрприз: я не умею ездить по перекатам. На первом же немного сложном участке я хорошенько посадил наш микроавтобус в снег. Выкопались и выдернули его с помощью Скорохода на Л200. Пока этим занимались, нас обогнала колонна Уралов (предложив помощь), которые ехали на 150-й километр зимника, где находится база дорожных рабочих.

Эти Уралы мы еще не раз вспоминали, так как после себя они оставили совершенно разбитую дорогу, по которой ехать было довольно трудно. А если не уметь, то и плачевно вообще. Посадив второй раз машину (выкопались уже самостоятельно), я отдал руль Вите — благо, опыта такого вождения у него явно больше. Или просто талант :) К слову сказать, уже совершенно стемнело, мы устали как черти, но продолжали упорно ползти к Надыму.

В темноте встретили первые следы 501-й стройки — остатки насыпи и какой-то мост. Через некоторое время зимник вышел на трассу Мертвой дороги и далее шел рядом с ее насыпью, по лесу. Тут, на 70-м километре, мы встретили страх и ужас всей поездки. Тут решалась судьба всей экспедиции…

Небольшая речка, вытекавшая из леса, разлилась перед насыпью и образовала замерзшее озеро. С хорошим уклоном в сторону насыпи. Прямо по центру — две огромные вымоины во льду, где Урал провалился по ступицы (глубина проруби была установлена народным методом тыканья в неё палкой). Слева, около леса, можно было бы проехать, но туда надо было забраться по чистому и очень скользкому льду. Справа лед заканчивался, и был метровый обрыв, куда провалился какой-то грузовик, оставив на снежном бруствере прекрасные отпечатки боковинок колес. В общем, на тот момент нам казалось, что тут не проехать.

Пока решали, что делать, нас догнал одинокий грузовик, который вез рабочих на базу. Водитель, молодой парень, спросил, чего мы встали, не нужна ли помощь. Мы сказали, что нет, так как у него не вертолет :) Он хмыкнул, пожелал удачной дороги и без проблем преодолел эти полыньи. Тут нам совсем стало тоскливо, и мы решили вернуться на 65-й километр, где есть небольшая площадка. Переночуем там и решим, что делать дальше.

В довершение ситуации у Скорохода прохудилась пластиковая канистра с соляркой и облила весь его гиперкуб и все его внутренности дизтопливом. Это нас совершенно подкосило, и мы находились в весьма подавленном состоянии. Решили, что утром вернемся к тому месту и снова попробуем проехать на свежую голову и дневной свет. Если не получится, то вернемся в Салехард и другим зимником поедем обратно.

Итак, утро восьмого дня экспедиции. Мы его встретили на 65-м километре зимника Салехард — Надым.

(c) Russos, 2011


1. Л200 Скорохода и Юрьевича. Гиперкуб открыт для просушки, все вещи как свалили ночью, так и оставили. Утренний осмотр показал, что солярка им не особо повредила. Что-то пришлось выкинуть, но большинство вещей в центре куба не пострадало вообще. Дизель стекал по стенкам конструкции и намочил только то, что лежало с краю.


2. Если я помню правильно, то это была одна из самых холодных ночей в нашей поездке, что-то около -20 или -25. Но нам вообще с погодой повезло: за всё время не было ни жутких холодов, ни пурги.


3. Эта горка — остатки насыпи железной дороги.


4. И сама заросшая насыпь. В августе 1952 года на участке Салехард—Надым было открыто рабочее движение, в том числе и пассажирское.


5. Зимник. Та его часть, которая проходит по открытым местам, часто заметается. Ехать по таким перекатам рыхлого снега довольно трудно. А лесные участки или участки, проходящие по насыпи ж/д, проходимы даже для легковых машин. По словам местных, иногда бывают такие сезоны, когда по зимнику можно даже на девятке проехать, но это очень редко.


6. Утро. Мы завтракаем, умываемся и готовимся ехать штурмовать то дурацкое место. Возвращаться в Салехард никому не хочется.


7. Рядом останавливается колона из трех Уралов, которые везут в Салехард утеплитель. Узнаем у них дорогу — говорят, что есть тяжелые участки на открытых пространствах. Что ж, будем ехать.


8. Один из множества малых мостов на железнодорожной линии. Непонятное строительство в зоне вечной мерзлоты, на границе нулевого градуса. Любое вмешательство в землю приводит к нарушению теплового баланса, и вечная мерзлота моментально тает, превращаясь в болото. А сами сооружения подвержены вспучиванию. Мерзлота не любит, когда в нее что-то втыкают — она выдавливает деревянные сваи опор моста. Большинство же мостов на трассе — временные, построенные из дерева.


9. Береговой устой моста — деревянный колодец, наполненный песком. Кстати, то место, где мы встали ночью, мы днем преодолели без проблем. Увы, фотографий я не сделал тогда. :(


10. Здесь когда-то была песчаная насыпь, которую полностью размыло.


11. Рельсы для пути собирали по всей стране. Самый ранний рельс, который был найден на просторах стройки, датирован 1877-м годом!


12. До сих пор историки спорят и строят догадки, зачем Сталин санкционировал эту стройку — без всяких изысканий, проектов (он был более-менее готов только к 1952-му году, когда строительство близилось к завершению) и обоснований. По сути, он самоличным решением приказал строить эту дорогу. Более подробно про различные точки зрения вы можете прочитать в википедии.


13. Удивительно, что для столь малого моста использовали железный пролет.


14. Типичный вид зимника в лесной части.


15. С началом строительства ж/д была возведена телеграфная линия связи от Салехарда до Игарки. Она поддерживалась в рабочем состоянии до 1992 года. Ее работники использовали ж/д для своих перевозок. После 1992 года и телеграфная линия, и ж/д оказались полностью заброшены.


16. Наш экспедиционный автомобиль — WV California — лучшая машина для зимних путешествий. Я уже не раз приводил ссылку на обзор Вити для апекса, где вы можете прочитать подробно обо всех достоинствах и недостатках этого автокемпера.


17. Чудом сохранившийся семафор.


18. Вся дорога строилась по очень облегченному варианту, чтобы хоть как-то смог проехать паровоз с вагонами. Строительство велось в жутких климатических условиях. И при этом проектировщики и строители имели слабое представление о том, как это все впоследствии эксплуатировать в условиях вечной мерзлоты. Первые зимы показали, что мосты вспучивает до полуметра, полотно идет волнами и его размывает. Все сооружения надо укреплять и уметь отводить воду, иначе запросто можно утонуть в «рукотворном» болоте.


19. Наша экспедиция.


20. Очень легкий перемет на открытом участке. Конечно, остатки стройки надо изучать летом, когда она не скрыта под снегом, но летом тут — только пешком. К слову, таких экспедиций было уже немало.


21. Помимо всех трудностей строительства, о которых я уже рассказал, стоит упомянуть, что строительных материалов тут не было совсем. Ну т.е. вообще не было. Разве что можно было немного намывать песок для отсыпки насыпи. А так — все, начиная от металла и заканчивая деревом и камнем, привозили с большой земли.


22. Этот скелет моста я сфотографировал на ходу. Посмотрите, как его вспучило!


23. Вернемся немного назад, в утро. После того как мы преодолели полыньи, нас догнал какой-то местный джип. Из него вышли четыре суровых мужика, поздоровались с нами, порасспрашивали, кто мы, откуда, куда едем. Посоветовали, что посмотреть по дороге и чего ждать. После чего один представился милицейским начальником из Надыма (никаких документов он не показывал) и спросил, есть ли у нас оружие. Мы ответили, что нет — его и правда не было. Он еще спрашивал, кто проехал перед нами, кого мы видели. О машинах, конечно, поговорили. Особенно всеобщее любопытство вызвала наша Калифорния. Потом они достали из багажника автоматы, сели в свой джип и, пожелав нам удачной дороги, уехали дальше. Вот тут мне стало как-то не по себе. Чуть дальше мы их встретили еще раз, обменялись приветствиями и разошлись окончательно. А другие местные товарищи подсказали вот это место — бывший лагерь заключенных, которые строили дорогу.


24. Строительство началось в 1947 году. На сооружении дороги работало до 80 000 человек. В строительство было вложено 42 млрд рублей.


25. Как говорят, дорога построена на костях. Сколько всего в этой земле сгинуло людей — не знает никто.


26. Летом — гнус, который чуть ли не сжирал заживо. Зимой — лютый холод.


27. По некоторым воспоминаниям инженеров, они сами не понимали, зачем строят эту дорогу. Это сейчас там есть газ, а тогда не было вообще НИЧЕГО.


28. Сейчас можно сказать однозначно, что дорога не была бы построена в срок. А с учетом того, как проходило строительство и какие там условия, еще много лет ушло бы на доведение ее до нормального эксплуатационного состояния… Нужна тогда была такая дорога такими силами — однозначно сказать нельзя.


29. Но вернемся к нашей экспедиции. Одной из особенностей нашей машины было наличие какого-то невероятного количества карманов, полок, нычек и шкафчиков. Вот в карман передней двери спокойно помещается 70-200 и второй пятак с 16-35 мм.


30. На лобовом стекле — камера, которая снимает дорожное видео, и ГоуПро, которая снимала нас с Витей. В качестве навигации — нетбук Асус с ози и генштабовскими картами. Видео с экспедиции можно считать похороненным. :( Увы, так руки ни у кого и не дошли его собрать.


31. Вечер мы встретили уже недалеко от Надыма, но еще на зимнике. Здесь он идет большей частью по насыпи железной дороги, обходя мосты по ледовым переправам. Ночью мы наконец-то въехали в Надым и тут же завалились спать.


32. Это были 300 километров пустоты. Здесь уже нет населенных пунктов, нет сотовой связи. Только трафик по зимнику. В середине, на 150-м километре, находится база дорожных рабочих, которые поддерживают его в нормальном состоянии. Этот, по сути, самый сложный участок, мы преодолели за полтора дня.


В марте 1953 года, сразу после смерти Сталина, строительство было остановлено. Была попытка консервации, но поняв, сколько это будет стоит, просто все бросили. В дальнейшим достроили участок от Нового Уренгоя до Старого Надыма, где худо-бедно поддерживают движение.

Сейчас снова ведутся разговоры о строительстве железной дороги между Салехардом и Новым Уренгоем с перспективой продления до Игарки. Это называется Северным широтным ходом, который реализуется в рамках проекта «Урал Промышленный — Урал Полярный». Стоимость этого участка составит 180 МИЛЛИАРДОВ рублей. Правда, по последней информации, за счет упрощения проекта (нет бы, за счет откатов!) удалось сократить стоимость до 130 миллиардов. Что, все равно, более чем дохрена. Будет он построен или нет — покажет время. Ввод этого участка длиной в 707 километров запланирован на 2016 год.

В целом, Мертвая дорога оставила у меня гнетущее впечатление. Вбухать столько средств и жизней людей в такую стройку и бросить все… Как я уже выше говорил, мы уже вряд ли узнаем, почему Сталин решил начать эту стройку. На мой взгляд, тогда для нее еще не наступило время…

И несколько ссылок для самостоятельного изучения:
Мертвая дорога. Стройка №501-№503
Интернет музей дороги
501-я стройка на Викимапии. На участках высокого разрешения трасса дороги прослеживается очень хорошо



Tags: abandoned, trip, РЖД, Россия, Ямало-Ненецкий автономный округ, мост
promo russos january 28, 2013 00:50 16
Buy for 200 tokens
Не стесняемся и размещаем здесь рекламу :) Цена сейчас 200 жетонов.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 78 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →